История в деталях #1

Девушка-хиппи с гитарой

Знаете, чем мне нравится Сан-Франциско? Ну, кроме того, что это часть залитой солнцем Калифорнии. Прошли годы, а город остался городом хиппи, скорее, столицей хиппи, как его и называл журналист из “Страха и Ненависти в Лас-Вегасе” — Хантер Томпсон. Осталось и то самое пересечение улиц Haights – Ashbury, остались трамваи, медленно проплывающие по рельсам с некой задумчивостью в круглых глазах-фарах. Все те же, ставшие легендой на колесах фольксвагены транспортеры и потертые, но сохранившие милый нелепый шарм фольксвагены жуки.

Городские часы встали еще в конце 60хх, утянув с собой большую часть обитателей сего места.

Выписывая дугу вокруг очередного телеграфного столба, обклеянного старыми, полусодранными афишами, я встречаю босоногого парня в черных рэйбанах, грязно-бежевой шляпе и со старой, как весь состав биттлз вместе взятый, гитарой наперевес. Грязными, липкими пальцами он жадно скручивает жирный косяк с калифорнийской ганджей, лучшей на побережье. Еще вчера трава нежилась под жарким тихоокеанским солнцем, сегодня она в каждом втором джоинте, в остальных мексиканская дурь, взращенная почти-рабами за 3 доллара в час на многогектарных плантациях по ту сторону границы.

Через дорогу, под вывеской Vintage Clothing & Second Hand Store, тормозит красный 71 Корвет, искрящий натертым до неприличия хромом. Из Корвета вываливается маститый представитель старой школы, потряхивая немытыми волосами и скрепя кожаными браслетами, по пять на каждом запястье. Он чертовски похож на Боба Дилана, хотя это не может быть он. Пока я пялюсь на эту, как будто вырванную из прошлого картину, 8 человек из 10, проходящих мимо вытягивают улыбку и как-то искренне, в противовес американскому лицемерию выдают что-то типа «How u doing, buddy? that’s a nice day, nice day, hah!».

Под давлением царящей атмосферы я отдаю 7 баксов за губную гармошку, которая, по словам измученного временем продавца, была приобретена им еще в конце 70хх у Хэндрикса. Врет, конечно, но как самозабвенно. Тем не менее, инструмент скорее всего больше никогда не будет извлечен из футляра.

Еще одна особенность, о которой я не могу умолчать – старая часть Сан-Франциско по-прежнему усеяна разрисованными в пацифику магазинами, а иллюстрации на стенах домов представляют собой часть большой радуги. Слово love встречается чаще любого другого, но почти всегда в контексте культовой фразы «make love not war», «Занимайтесь любовью, а не войной».

Этот антивоенный лозунг — единственное оружие хиппи, когда-то направленное против Американо-Въетнамской войны.

В 1967 году около 100 000 хиппи со всего мира собрались на вышеупомянутом пересечении улиц. Это событие впоследствии получило название «Лето любви».

Отщепенцы, бросившие вызов обществу, эти волосатые, почти всегда полуголые ребята, отказавшиеся от мяса и любого проявления грубости, возвели пассивность и бездеятельность в ранг жизненных приоритетов. Их эпоха – это эпоха свободной любви, наркотиков, книг Карлоса Кастанеды, Тимоти Лири и даже Чарльза Мэнсона, пополняющего секту под названием «семья».

До сих пор наследники хиппи культуры хранят атмосферу вечного праздника, любви и ненасилия. Все, что можно выразить одной фразой «make love not war».

«make love not war», — так же называется сей проект. Здесь вы признаётесь в любви, читаете признания других людей и радуетесь, а мы радуемся вместе с вами. И кэп как бы намекает, что все счастливы. И будь то понедельник, вторник или любой другой день, тут обязательно появится несколько хороших, по нашему мнению, признаний.

Записи созданы 5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + один =

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх